RU
×
Live

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Русские не сдаются: как открывают новых российских звезд для европейского зрителя

Русские не сдаются: как открывают новых российских звезд для европейского зрителя

Несмотря на все ограничения, в Каннах в этом году снова высадился десант из российских кинематографистов. В их числе — продюсер, успешный актерский агент Наталья Гнеушева. У нее в Каннах сразу два важных дела.

Фото: Архив пресс-служб

Еще больше новостей в нашем Telegram-канале, группе ВКонтакте и канале Яндекс.Дзен

_______________________________

Как агент она представляет Алену Михайлову — звезду фильма Кирилла Серебренникова "Жена Чайковского", а как продюсер — короткометражный фильм "Возвращение Зои", который попал в Каннский Short Film Corner|Rendez-vous Industry catalogue market в рамках фестиваля и вошел в шорт лист конкурса. 

"Мы снимали этот проект в 2021 году с известным казахским режиссером Адильханом Ержановым, получившим уже много наград на европейских фестивалях, — рассказывает Наталья Гнеушева. — Нашу работу сразу же отобрали в Канны по двум направлениям: Short Film Corner, а это кинорынок, на который присылаются тысячи фильмов со всего мира, и шорт-лист двухнедельника режиссера. До конкурса мы не дотянули совсем чуть-чуть, но, учитывая политическую ситуацию, даже вхождение в шорт-лист я воспринимаю как победу. Я две ночи не могла спокойно уснуть, и была в таком возбужденном состоянии, что хотела со всеми поделиться этой новостью". 

Главную мужскую роль в "Возвращении Зои" исполнил Яглыч, а женскую — Светлана Степанковская. Оба они состоят в агентстве Натальи, как и Данияр Алшинов и режиссер Адильхан Ержанов. Так что гордость Гнеушевой за свой продюсерский проект смешивается с радостью актерского агента. Ведь это двойная победа, когда у твоего артиста появляется шанс быть замеченным на одном из главных мировых кинофестивалях. HELLO! по горячим следам задал несколько вопросов Светлане Степанковской, которая вместо прогулок по набережной Круазет снимается в новом кинопроекте.

Светлана, думали ли вы, что участие в короткометражке "Возвращение Зои" принесет "билет" в Канны? 

Конечно же, нет. Я была уверена, что из нашей короткометражки получится что-то необычное, но чтобы настолько… Я благодарна Наташе за то, что она увидела меня в необычной роли, толкнула меня на рискованный шаг — сменить имидж, и я смогла сыграть такую вот Зойку. Она в чем-то трогательная женщина, он когда речь идет о ребенке, она готова защищать его любой ценой. Вообще, это была сумасшедшая идея. "Ты уверена, что прислала мне тот сценарий? — переспросила я у Наташа, почитав материал. — Наркоманка, алкоголичка, бездомная, у которой дети в детдоме — это я?" "Да, готовься, — ответила Гнеушева. — Вылетаем в Казахстан". До самых съемок я рвала на себе волосы, потому что не понимала, чем живут эти люди, как это играть!? 

Светлана Степанковская

Как вы готовились к роли? 

Смотрела различные видео про бомжей, наркоманов, пересмотрела "Чудовище" с Шарлиз Терон. У меня есть друзья, которые сталкивались с людьми с такими проблемами, и я расспрашивала их о деталях — как живут женщины-наркоманки, бездомные, алкоголички, как они себя ведут, какое у них мышление. Мне важно было примерить это на себя, прежде чем войти в кадр. Мы с Адильханом долгое время общались по зуму, несколько раз встречались, обсуждали сценарий, какое-то время мы его переписывали, потом он сказал, чтобы я просто посмотрела кино и все. И больше себя ничем не нагружала. Но все равно первая репетиция уже в Казахстане оказалась для меня тяжелой. Приводили различных актеров, которых хотели брать на второстепенные роли, а у меня категорически ничего не получалось. Мой партнер Яглыч, Наталья, которая прилетела с нами, смотрели на меня и понимали, что что-то идет не так. Завтра съемочный день, а я не могу примерить походку, придумать голос, поменять пластику… Мы приехали в отель, я взяла себе соленой рыбки, чтобы лицо на утро приобрело определенную алкоголическую припухлость, и мы долго с Яглычем обсуждали наших героев. А когда пришла в номер, то поняла, что Зойка-то не может спать на такой удобной кровати. И легла на пол, только подушку с собой взяла. Так и проспала до начала смены. Все остальное мы находили уже на площадке с художниками по гриму, с режиссером. 

Есть ли у работы в международных проектах своя специфика?

В Казахстане палящее солнце, и люди более расслабленные, они не напрягаются, как у нас. Я помню, как в одной из сцен у полицейского оказались неправильные погоны. Но никто этого не заметил, кроме Яглыча. "Ну как, вы же должны знать, какой это военный, какое у него звание", — возмутился он. На что девочки ответили: "Мы просто не спали сегодня, поэтому как бы так…". Все было немножечко на расслабоне, немножечко спустя рукава. Но съемочная группа была настолько органична, настолько слажена, что все могли работать по 20 часов без сна. И когда мы увидели, что люди настолько профессионально работают, настолько хорошо снимают, мы перестали придираться к мелочам, потому что за счет света, за счет ракурсов их совершенно не было видно. Плюс эта группа умела прекрасно импровизировать. В последний съемочный день мы попали в песчаную бурю, и режиссер дал указание оператору, чтобы он изменил сцену и пошел со мной в самую гущу. Я играла среди этой стихии, выбиваясь из сценария, но не из общего смысла.

ТЕКСТ: Максим Андриянов.

Читайте также