RU
×
Live

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Осужденный за нападение на Сергея Филина Павел Дмитриченко прокомментировал свой выход из колонии по УДО

Осужденный за нападение на Сергея Филина Павел Дмитриченко прокомментировал свой выход из колонии по УДО

Экс-солист Большого театра Павел Дмитриченко, осужденный за нападение на экс-худрука Сергея Филина, досрочно освобожден. Танцор прокомментировал свой выход из тюрьмы.

Экс-солист Большого театра Павел Дмитриченко, осужденный в 2013 году на шесть лет за организацию нападения на художественного руководителя балетной труппы театра Сергея Филина, досрочно освобожден. Об этом сначала сообщил его адвокат Сергей Кадыров агентству ТАСС, а чуть позже Павел сам прокомментировал свой выход из тюрьмы на официальной страничке в Facebook.

Спасибо всем кто меня поддерживал! Ваши добрые сердца были маяком надежды в непростой дороге. Правда победила ложь. Неоспоримая истина: за кем правда-тот и сильней. Увидимся друзья.

Павел Дмитриченко освобожденПавел ДмитриченкоСергей ФилинСергей Филин

Сообщается, что Павел планирует вернуться в балет и, возможно, в Большой театр. Напомним, нападение на Сергея Филина произошло вечером 17 января 2013 года. Ему плеснули в лицо серной кислотой, в результате чего Сергей получил сильные ожоги глаз и кожи. Заказчиком преступления Мещанский суд Москвы признал Павла Дмитриченко. Он был приговорен к наказанию в виде шести лет заключения в колонии строгого режима. Сам Павел свою вину не признает.

В декабре 2014 года Сергей Филин дал журналу HELLO! первое интервью после нападения. На вопрос, пошел бы он на уступки, поменял бы что-либо, если бы была возможность повернуть время вспять, Сергей ответил:

Если говорить о моих действиях в качестве руководителя, то могу сказать однозначно: "Нет". Я отвечаю за все свои решения, которые принимались всегда коллегиально и с одобрения генерального директора театра. Соглашаясь на эту должность, я не думал о квартирах, машинах, каких-то привилегиях, которых и не имел. Все, в чем меня обвиняли, - ложь, и если бы у людей были доказательства моих злоупотреблений или аморального поведения, им не пришлось бы прибегать к кислоте.
В балетной труппе Большого на тот момент сложилась непростая ситуация - мне это было небезразлично, и я точно знал, что и как нужно менять. Но дело в том, что у меня может быть одно видение развития театра, у кого-то - другое. За свои убеждения приходится биться - я был к этому готов. Но представить, что придется расплачиваться здоровьем, я, конечно, не мог. Зрение - это слишком высокая цена.  

Читайте также