RU
×
Live

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Кристина Кретова и Игорь Цвирко: о любви на сцене и вне ее, конкуренции в балете и работе в Большом театре

Кристина Кретова и Игорь Цвирко: о любви на сцене и вне ее, конкуренции в балете и работе в Большом театре

Одна из самых ярких пар российского балета вместе почти круглые сутки на сцене театра и дома. Как уверяют Кристина и Игорь, именно это делает их союз таким прочным.

Текст: HELLO! Фото: Ирина Заргано

Ваша история началась с рабочих и дружеских отношений в труппе Большого тетра. Когда вы поняли, что это больше, чем дружба? Не было страха совмещать личную жизнь и работу?

Кристина Кретова: Мы с Игорем знакомы давно, учились в Московской государственной академии хореографии, но на разных курсах. Спустя время были распределены по разным театрам: я - в Кремлевский балет, а Игорь сразу попал в Большой. Через девять лет я пришла в Большой театр на работу и тогда впервые встала с ним в пару. Нашим первым спектаклем было «Пламя Парижа». Мы сразу подружились, нам было очень комфортно работать вместе. Достаточно долгое время — девять лет — мы общались как друзья и партнеры по сцене, но потом дружба переросла в любовь и брак.

Игорь Цвирко: От себя добавлю, что в пандемию, когда мы были на самоизоляции, произошла переоценка ценностей. Тогда в сознании была закрыта одна дорога и открыто понимание другого пути. В пандемию, когда все было закрыто, я сел в авто и поехал в Сочи, откуда спонтанно написал Кристине, спросил, не хочет ли она приехать. Так началась наша история.

Как вообще относитесь к такому понятию, как work-life balance – разделение жизни и работы? В психологии говорится, что разделять, наоборот, не нужно - нужно внести работу в жизнь, а не жизнь в работу. Только так сохраняется баланс, и работа воспринимается как часть жизни, а не обязаловка. А какая позиция у вас, ведь у артистов балета практически нет свободного времени, особенно в сезон?

Кристина: Я и Игорь проводим максимум времени в Большом театре, практически живем на работе. Игорь очень помогает мне, может правильно настроить, дать совет. Но дома мы почти не говорим о работе, у нас нет на это времени — возвращаемся за пару часов до сна. Это здорово, что мы из одной оперы, из одного театра. 

Сейчас, когда мы не просто коллеги, а супруги, мы стали больше переживать друг за друга, особенно, когда смотрим выступление из зала. Игоря я воспринимаю как частичку себя. Однажды Игорь танцевал «Спартака» (это одна из моих любимых партий в его исполнении). Я пошла в зал и включила пульсометр в «умных» часах. За два часа в зрительно зале, наблюдая за мужем, я сожгла более 700 калорий — так сильно переживала.

Игорь: Для артистов балета театр — это даже не второй дом, а первый. У нас мало свободного времени на что-то еще, наша работа — это наша жизнь. Среди артистов много пар, которые и танцуют, и живут вместе. Люди находят друг друга по внутреннему и эмоциональному состоянию, а какие-то роли и взаимоотношения, которые происходят на сцене, перерастают в большие чувства в жизни.

Сцена всегда считается местом жесткого соперничества за кулисами. Все помнят фильм «Черный лебедь», где героиня Натали Портман боролась за свое место до конца, в прямом смысле слова. Насколько такие истории сопоставимы с реальностью?

Кристина: Соперничество в балете было, есть и будет. Это всегда стимул для достижения результатов. Наш художественный руководитель Махар Хасанович Вазиев очень приветствует конкуренцию, потому что она не дает опустить руки, позволяет держать себя в тонусе, доказать, что ты способен на большее.

Есть еще такой момент: на репетициях мы можем крутить по 10 пируэтов, а на сцене очень сильно захлестывает волнение и нужно приложить больше усилий, чтобы все было идеально. Нужно уметь справляться с этим адреналином. Соперничество всегда подстегивает справляться с любыми сложностями.

Игорь: На мой взгляд, жесткого соперничества в нынешних реалиях нет, по крайней мере, такого, как было в советский период. Сейчас иная ситуация: раньше спектаклей было меньше, а выходить на сцену чаще и танцевать хотелось всем. Сегодня тот объем постановок, который заявлен в репертуаре, позволяет вводить больше артистов, в том числе молодежь. Новички балетной труппы амбициозны, готовы показать новые элементы, удивить публику, а именитые артисты опытней, у них сформирован свой стиль и свой круг поклонников. Поэтому соперничество сейчас иное — на сцене, в постановках, а не за кулисами, когда кому-то подсыпают стекло в пуанты. Работы в театре хватает всем. Наша профессия мало чем отличается от остальных, недовольные тоже есть.

Игорь, в этом году вы стали новым премьером Большого театра. С чем вам пришлось бороться, чтобы занять это место?

Игорь: Боролся в первую очередь с самим собой, скорее, в психологическом плане. В начале своей карьеры я даже не мечтал стать премьером, мне просто хотелось исполнять какие-то роли. Сначала это было что-то интересное, смешное, комедийное, гротесковое. Со временем захотел попробовать что-то большее, серьезное, но мешали стереотипы, я сталкивался с мнением, что мне нельзя это танцевать. Своей упорной работой, целеустремленностью, работоспособностью я доказал, что достоин танцевать нечто большее. Мне очень помог мой педагог — премьер Большого театра Александр Николаевич Ветров, который всегда верил в меня, благодаря ему в моей карьере состоялись большие роли. Огромное ему спасибо за это.

В 2018 году вы уехали из России в Будапешт, чтобы работать в Венгерском национальном театре оперы и балета. Почему решили вернуться в Большой?

Игорь: Большой театр всегда был моим домом, это мой репертуар. Когда я уходил, в Большом театре остались мои нереализованные мечты, поэтому я был очень рад, что мне позволили вернуться. Артисту нужно не так много времени, чтобы понять, где на самом деле хорошо и комфортно. Я благодарен за опыт и за возможность танцевать на лучшей сцене мира.

Нет предвзятого отношения, когда ты переезжаешь из одной страны и пытаешься построить карьеру в той же сфере в другой?

Игорь: Никакой предвзятости не было, меня очень тепло принимали. Есть огромная разница в построении репетиционного процесса. К примеру, расписание для артистов делал человек, который никогда не танцевал, поэтому иногда было сложно договориться. Артисту ставят по правилам 1,5 часа на репетицию, а пройти ее можно за 30 минут. В репетиционном процессе более дотошная методика, нет никакой свободы интерпретирования, что, наверное, хорошо, так соблюдается хореографический текст, который передается из поколения в поколение. Мы — артисты русской души — привыкли добавлять что-то от себя.

Плюс искусства и балета в частности, что это абсолютно интернациональная история, где не нужны слова: все говорят движения и язык тела. Но все же есть разница между русским балетом и балетом в других странах?

Кристина: Если американцы и европейцы сосредоточены на технике, то мы всегда проживаем и рассказываем некую историю. Но бывают и исключения — иногда мы наблюдаем шикарных европейских и американских исполнителей, которые вкладывают душу в свое выступление. Мне кажется, что мы с восхищением смотрим их выступления с технической точи зрения, а они учатся у нас танцевать с душой.

Игорь: На мой взгляд, сегодня не важно, из какой страны танцор, нет такого разделения. Конечно, мы как профессионалы сразу понимаем, кто на сцене — артист из Англии или Франции, но обычному зрителю это неважно, язык танца, жестов давно стал интернациональным. И европейцы, и американцы постоянно совершенствуются. Не стоит забывать и о прекрасных танцорах из Китая.

Говоря о русской школе балета - у нас соблюдают каноны, придерживаются классического исполнения и формы, очень важно, как выглядит балерина. Я уверен, что русский балет был и всегда будет самым красивым балетом в мире.

Вы планировали этой весной собственное гала-представление на Кипре. Оно состоится? Почему именно Кипр, в чем его особенность?

Игорь: К сожалению, на данный момент в связи со сложившимися обстоятельствами запланированный концерт переносится. Мы сделали многое, чтобы этот проект случился, и он обязательно состоится позже. Я уверен, что наша задумка собрать в рамках вечера искусств прекрасных артистов различных национальностей не потеряет актуальности. Почему именно Кипр? Там много русских и тех, кто жаждет большого искусства, хочет видеть и балет, и Большой театр, и «Лебединое озеро». Именно поэтому мы выбрали Кипр местом проведения гала-представления. Я думаю, это будет грандиозно.

Большой театр отменил много спектаклей в связи с последними событиями? Как вы считаете, это правильное решение, или наоборот, в такое время людям необходимо искусство, чтобы отвлечься и больше окружать себя приятными вещами?

Кристина: Большой театр не отменял спектакли. Единственное, что перенеслось на неопределенный срок — премьера балета Алексея Ратманского «Искусство фуги». Он является гражданином Америки, поэтому был вынужден уехать из России. Эту премьеру заменили другими спектаклями репертуара Большого театра.

Говоря о чувствах людей, я спрашивала у своих подписчиков в соц-сетях, стоит ли публиковать фрагменты из своих спектаклей. На меня подписаны люди из других городов России, у меня есть родные за границей. Не было ни одного мнения против, все просили публиковать хоть что-то, что будет радовать глаз. Многие идут в Большой театр, чтобы отключиться от происходящего, попасть в мир искусства и героев наших постановок.

Игорь: Добавлю, что Большой и Мариинский театр одними из первых в мире возобновили работу после пандемии. Большой театр провел один из самых длинных сезонов в истории — мы работали целый год, 12 месяцев. Я уверен, что театры должны работать всегда, независимо от ситуации. Зрители наслаждаются эстетической красотой, наполняются духовной, а после приносят это умиротворение и счастье в свою жизнь, в свой дом, наполняют им окружающих.

Что для вас балет? Как вы поняли, что это ваше призвание и жизнь? Многие люди годами ищут себя и смысл жизни, все хотят быть полезными, уникальными. Как долго вы искали себя и как нашли?

Кристина: В балет меня отдала мама. На тот момент я не понимала, что свяжу с ним жизнь. Мне было семь лет, я делала определенные успехи и уже в десять оказалась в Московской академии хореографии, которая считалась Академией при Большом театре.

Я до сих пор не могу сказать, что это мое призвание. Да, на данный момент — это моя жизнь, моя работа, которую я люблю и в которой стараюсь делать успехи. Но век артистов балета недолог, и что будет после того, как я покину балет, неизвестно. Возможно, я найду профессию, которая будет для меня большим призванием, чем балет. 

Игорь: У меня похожая история. Я не считаю, что балет — это мое призвание. Есть другие артисты, которые созданы природой для этого вида искусства. Я, скорее, некий ремесленник, который пытался направить в это дело свой ум, свое тело, слепить что-то из своих ног-рук. Я не искал эту профессию всю свою жизнь, наверное, мое истинное предназначение ждет меня впереди. Сейчас я наслаждаюсь тем, чему меня научили педагоги. Я благодарен им за опыт, который они мне передавали, за знания, которые помогают мне на сцене. Я надеюсь, что они мной гордятся.

Не пугает «короткий век» артистов балета? Чем бы вы хотели заниматься всю жизнь?

Кристина: Пока мы на сцене, мы не думаем об этом. Возможно, страх придет, когда мы начнем понимать, что история заканчивается.

Пока я не знаю, чем бы хотела заниматься после того, как покину сцену. Я человек, который живет сегодняшним днем. Я танцую, и слава богу. Завтра будем решать, как жить дальше.

Игорь: Какой смысл бояться, если мы двумя ногами в лодке, которая плывет по течению, а внизу водопад? Мы понимаем, что у всего есть начало и конец. Конечно, было бы хорошо, если бы молодых танцоров сразу готовили к пенсии, но разве ты думаешь об этом, когда молод? Единственное, чего ты хочешь — выходить на сцену, танцевать, получать удовольствие от работы и жизни. Хотя сегодня многие артисты заранее, до наступления пенсионного возраста, думают, чем хотели бы заняться. Лично я пошел на продюсерский факультет, хочу понять, как организуются различные театральные проекты. У меня много идей, которые хотелось бы воплотить, не будучи артистом или балетмейстером.

Будете заниматься этим вместе?

Кристина: Мы всегда поддерживаем друг друга. Уверена, так будет всегда.

Игорь: Мы обсуждаем наши идеи и коллаборации, то, что хотим сделать, в каком направлении двигаться. Мы с Кристиной целиком и полностью поддерживаем начинания друг друга и от этого становимся сильнее как команда, каждой победе радуемся вместе.

Есть в ваших отношениях какой-то секрет? Вы вместе дома, на работе, вместе отдыхаете, стоите за кулисами или сидите в зрительном зале, пока один из вас на сцене. Как удается сохранять любовь и свою жизнь, находясь постоянно вместе?

Кристина: Мы просто любим друг друга.

Игорь: И не только любим - мы уважаем друг друга, каждый дает другому ту часть свободы, которая ему нужна. Профессия артиста балета не такая радужная, какой кажется на первый взгляд, за этим стоит серьезная психологическая нагрузка. Артисты балета очень ранимы, многое может помешать перед выступлением, очень важна поддержка. И никто не поймет артиста балета лучше, чем его коллега. Когда мы занимаемся одной профессией в паре, это аккумулирует взаимоуважение и взаимопонимание. Кроме того, мы здорово сочетаемся в быту, помогаем друг другу. Вот и весь секрет.

Какие планируются ближайшие постановки с вашим участием? Что бы вы обязательно рекомендовали посмотреть читателям?

Игорь: В ближайшее время я буду задействован в спектакле «Дон Кихот». Если вы никогда не были на балете, это прекрасная возможность познакомиться с этим видом искусства — легкий, красочный спектакль, который никого не оставит равнодушным.

8 апреля буду выступать в Петербурге с Михайловским театром. Очень надеемся, что сможем порадовать жителей Казахстана в гала-концерте, который намечен на 28 апреля. А если мы говорим о Большом театре, советую посмотреть спектакли «Спартак» и «Иван Грозный» — наследие Юрия Григоровича.

Кристина и Игорь поженились 23 июля 2021 года 

Читайте также