RU
×

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2021.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на hello.ru

Партнер Рамблера
Влад Соколовский и Ангелина Суркова: первая фотосессия с годовалым сыном Дэвидом

Влад Соколовский и Ангелина Суркова: первая фотосессия с годовалым сыном Дэвидом

Есть пары, отношения в которых можно назвать кармическими. Влад и Ангелина — одна из таких. Они расставались пять раз, прежде чем прийти к единому пониманию своих чувств, эмоций и тех ролей, которые теперь каждый играет в их союзе. Год назад они стали родителями. Главными открытиями этих перемен влюбленные поделились с HELLO!.

Текст: Фото: Анна Дмитриева

Еще больше новостей в нашем Telegram-канале, группе ВКонтакте и канале Яндекс.Дзен

______________________________

В обновленном семейном составе они снимаются для журнала впервые. Целый год Влад и Ангелина держали сына вдалеке от общественности и только на его день рождения представили маленького Дэвида its official — в соцсетях опубликовали трогательный ролик с его участием, из которого сразу понятно, что в семье подрастает еще одна звезда. Повышенное внимание к собственной персоне малышу даже нравится. Вот и на нашей съемке он позирует с удовольствием, улыбаясь во все свои четыре зуба.

Вы такое необычное имя выбрали для ребенка, а какие были еще варианты?

Ангелина: Их было немного. Когда пришло время, я обратилась к себе — какими качествами мне бы хотелось, чтобы сын обладал. Имя Дэвид пришло одним из первых — оно такое благородное, сразу представляешь очень интеллигентного мужчину. И оказалось, что это имя уже давно было у Влада на примете. Мы чуть ли не одновременно его произнесли.

Влад: И уже потом, когда искали альтернативу, Дэвид все равно был вне конкуренции. Даже не в плане звучания, предшественников — носителей этого имени и исторического аспекта (у меня ведь есть еврейские корни), а просто все разом сошлось.

Но альтернативы все же были?

Ангелина: За месяц до того, как Дэвид родился, у меня был очень сильный отклик на имя Арон — мы тогда посмотрели то ли фильм, то ли сериал, и там так звали персонажа. Но Влад сразу забраковал: «И как его будут звать в садике, Ара?». Я тогда подумала: когда родится, тогда и решим. И вот когда Дэвид появился на свет, сразу стало понятно, что его зовут именно так.

Говорят, что с появлением ребенка в семье многое меняется. Как у вас сейчас распределены роли и обязанности?

Влад: Тему мужского и женского долженствования мы проработали еще задолго до рождения Дэвида. Ведь как в обществе принято: мужчина много работает, на женщине — дом. Или наоборот: женщина много работает, а мужчина как вспомогательный элемент. И обе этих формулы считаются нормой. Но мы для себя выбрали другой вариант. Если выйти за пределы социальных моделей в аспект мужской и женской энергий, то мужской Ян всегда более крепкий и точно про материальное, поэтому обеспечивать финансовые аспекты жизни для нас естественно. В женщине же течет другая энергия, более творческая и мягкая. Эта энергия заряжает мужчину — своей красотой, сексуальностью, женской мудростью. Поэтому в нашей картине мира муж — добытчик. Я взял на себя все финансовые вопросы и делаю все, чтобы моя жена кайфовала и излучала свет. Я осознаю, что мне от этого света достается в разы больше. В моем понимании, чем больше ответственности мужчина на себя берет, тем больше он реализуется.

А когда появляется ребенок, твой материальный потенциал — если опять же говорить в энергетическом аспекте — только приумножается. Грубо говоря, малыш, который еще сам не может себя обеспечить необходимым и, соответственно, реализовывать свою финансовую энергию, передает ее в управление своим родителям. Это происходит ментально. Поэтому иногда говорят фразу: Бог дал ребенка, даст и на ребенка. Не просто слова!


У вас довольно существенная разница в возрасте, восемь лет. Она чувствуется в каких-то моментах или их проявлениях?

Влад: У моих родителей тоже большая разница — мама старше папы на 13 лет. Так что этот стереотип у меня изначально развеян моей же семьей. Для меня важно другое — возможность взаимодействовать наравне. Очень многие внутри пары об этом забывают, поэтому и начинается созависимость, смены ролей на маму и папу и прочее.

С этого начинаются недопонимания — люди просто перестают слышать и понимать друг друга, потому что понятным можно быть только когда один уважает и не отрицает мнение другого, хотя может иметь иную позицию. И тут либо договорились, либо не договорились — другого быть не может. Конечно, есть моменты, когда решающее значение имеет мой опыт. У меня есть ребенок от первого брака, да и в профессии я уже 15 лет, поэтому многое знаю о подводных камнях шоу-бизнеса. А Лина только начинает свой путь — и в материнстве, и по части пения. Естественно, я делюсь с ней тем, что знаю. Но во многих вещах Лина лучше меня разбирается. Это и рождает между нами синергию. Когда ведущий кто-то один, это просто неинтересно. Устаешь слушать только себя.

А не возникает ли между вами конфликта интересов с точки зрения творчества?

Влад: Знаешь, у нас настолько все взаимосвязано: она со своей колокольни на все эти процессы смотрит, я — со своей. И на сегодняшний момент работать со мной по музыке — это личное решение Лины. Она видит, что я делаю, и находит это интересным. Однако я совершенно спокойно отношусь к тому, что она в любой момент может захотеть поработать еще с кем-то.

А если Лина завтра скажет, к примеру, что хочет шить худи?

Влад: Так она уже хочет — желание создать свой бренд у нее давно зреет. И я этому рад. Лина хорошо разбирается в моде, а мне не приходится задумываться о том, что надеть. Стиль в нашей семье — это в основном ее зона ответственности.

Но желание это возникло не на пустом месте?

Влад: Так и есть. Лина ведь очень миниатюрная, часто сталкивается с тем, что ее размер одежды можно найти только в детском отделе… И ведь таких девушек немало!

И ты в данном случае, получается, будешь инвестором проекта?

Влад: С радостью. Это же здорово, когда твоя женщина проявляет свою творческую энергию, чем-то классным занимается. Но опять же — в удовольствие, не из соображений заработать на жизнь. Потому как если женщина в отношениях живет от зарплаты до зарплаты, в вечном стрессе, то у мужчины, мягко говоря, не все получается успешно.

Как не упустить этот момент, когда отношения из стадии взаимоуважения переходят в стадию выживания?

Влад: Работать надо над собой. Мы не способны изменить этот мир, других людей, свое собственное восприятие того или иного человека, той или иной ситуации. Когда ты перестаешь издавать какой-то неприятный звук, люди перестают на него неприятно реагировать. Поэтому, если ты сам внутри жертва, в твоем поле появится тот, кто будет агрессором. И это будет твоя женщина, или отец, или работодатель — да кто угодно, даже человек в метро, который случайно тебе на ногу наступит. И все это ты будешь переживать в себе, потому что на то у тебя есть скрытые выгоды. Ты пойдешь домой, заешь или запьешь обиду — снимешь стресс. И сам себя загонишь в этот круг — тебе нужно будет, чтобы тебя кто-то обидел, чтобы пожрать и выдохнуть. И пока ты не докопаешься до истинной причины, ничего не изменится. Всегда себя спрашивай: «Почему я оказался в такой ситуации, где здесь моя зона ответственности?».

За кем у вас в семье последняя слово?

Влад: Наверное, все же за мной, потому что именно я отвечаю за внешние моменты жизни. Но если говорить про внутренний семейный процесс, то здесь приоритета нет. Мы всегда все обсуждаем и слушаем мнение друг друга.

А за кем тогда принятие важных решений?

Влад: Тут мы возвращаемся к вопросу о мужском и женском. Последнее слово — это ответственность. Это когда ты услышал все точки зрения, взвесил и принял решение. А на ком внутри семьи должна лежать ответственность? Для меня это очевидная штука. Отвечать за решение семьи должен мужчина, а не женщина.



Может ли мужчина зарабатывать меньше своей женщины и при этом оставаться главой семьи?


Влад: Думаю, любой мужчина стремится все-таки занять в паре главенствующую, крепкую позицию, которая проявляется не только разговорами, но и какими-то конкретными действиями. Мужчина может свою женщину окутать любовью, заботой, дать ей для творчества энергии. Есть такие сценарии. Но вообще это тонкая тема, многие сталкиваются с кризисными моментами, когда, например, крупный предприниматель теряет свой бизнес, и его семью начинает кормить салон красоты, который он когда-то открыл для своей жены. Самое худшее, что может сделать в этом случае женщина, начать своего мужчину пилить за неудачи.

Когда женщина начинает показывать свою мужскую сторону, мужчина взрывается — он начинает с ней конкурировать, ругаться, ведь получается, будто дома появился еще какой-то мужик. Еще бывает, у женщин настолько сильно проявлен Ян, что рядом с ней мужчина сам становится бабой. Я не против, чтобы женщины занимались бизнесом. Я за то, чтобы они шли к своему успеху не через стресс, а через удовольствие.

Стремление к удовольствию — это неплохая парадигма к жизни. И сразу хочется спросить: ты ведь уже второй раз женат и человек опытный, согласен ли ты с тем мнением, что успех мужчины — это его женщина?


Влад: Абсолютно. И самая первая женщина в жизни любого мужчины — это его мать. От того, насколько она любит своего сына, зависит его уверенность в себе, будущий успех, финансовая независимость, положение в обществе.

К 20 годам у человека уже имеется какой-то процент того, что в него заложили родители. И у тех, чьи родители чудили, этот фундамент крайне шаткий. Поэтому все богатые мужики — типа Тони Роббинсона или Джоди Спенсера — в один голос говорят: важно вкладываться в свою женщину. Потому что от того, что она излучает, напрямую зависит ваш успех.

Можно сказать, что Лина получила тебя уже прокаченным после первого брака?

Влад: Частично. Мы много к чему пришли вместе. Наши отношения с Ритой (Рита Дакота — первая жена Влада. — Прим. ред.) я могу назвать неосознанными. К нам только начали приходить определенные учения, информация, и они сильно замешивались со старым мышлением, и это дало определенный результат.

С Линой другая история. Мы изначально сошлись на биохимическом уровне, влюбились друг в друга без памяти и ничего вообще не могли с этим поделать. Совершали абсолютно неадекватные вещи. Первые полтора года была жуткая созависимость, и это было ужасно деструктивно. Мучились невероятно, ревновали, ругались, разъезжались раз пять. И каждый из нас параллельно проходил свою прокачку. Я был на программе по психологии и подсознанию, а она занималась с мастером в духовно-энергетическом направлении. В последний раз мы расстались на три месяца. Я улетел на Бали, она — в Крым с подругой. После этого было еще три месяца выжидания. В какой-то момент я понял, что готов быть с ней по-новому. А она сказала: «Мне надо сначала разобраться с собой. И сделать это нужно без тебя». Я просто был рядом, держал дистанцию, очень аккуратно наблюдал и ждал правильного момента. И он наступил.

Это удивительно — оказалось, можно закрыть старые сценарии и выйти из созависимости. Я раньше в это слабо верил… Мы сейчас и мы в первый год знакомства — это будто разные люди!

Можете сказать, в чем суперсила каждого из вас?

Влад: Есть одно качество, которым я в Лине не перестаю восторгаться. За все годы, что мы вместе, я от нее не услышал ни одного плохого слова о ком-то. А ведь многие женщины любят пообсуждать, посплетничать. У Лины такого нет. А это значит, что у нее определенная аура, которую такие вещи не пробивают. И для меня это показатель ее уровня восприятия. Еще ее суперсила в мягкости.

Ангелина: У Влада есть одна черта, которая покорила меня в первые два года нашего знакомства. Он умеет доносить свое мнение так, чтобы человек его действительно услышал. Для меня это особенно важно, потому что у меня всегда были проблемы с отстаиванием своих границ. Еще меня покорило, с каким трепетом он относится к своей семье и близким людям, насколько они важны для него. Однажды мы решили поехать отдыхать, и он взял билет своему другу — просто хотел, чтоб тот побыл рядом с нами. Вот так просто и чисто он проявил свое отношение к человеку, красиво и по-мужски, я считаю.

Что для вас значит любовь?

Влад: Любовь — это то, что есть в тебе изначально. То, что принадлежит тебе по праву рождения. Ее не надо искать вовне, потому то это неотъемлемая часть души человека, которая порой — из-за каких-то обстоятельств, жизненных сценариев, влияния родителей — либо усиливается, либо притупляется. Поэтому часто люди не могут найти свою любовь, ищут ее где-то, а она всегда остается в них — пока себя не полюбишь, другие тоже не смогут тебя полюбить.

Любовь — это не то, что у тебя кто-то может забрать или тебе передать. Любовь ты можешь открыть сам в себе, развить и усилить ее. И ее у тебя не станет меньше, если кто-то из твоей жизни уйдет. Мы не про созависимость и болезненные чувства, а про реальную чистую любовь.

Ангелина: Помню, когда я только начала углубляться в йога-практики, первый инсайт, который у меня случился с точки зрения расширения сознания, был такой: я вдруг поняла, что весь мир, каждая его пылинка-травинка — это пазл одной большой картины. Любовь — это ты сам, то, что в тебе и вокруг тебя. Это то, что ты можешь в себе открыть, направив взгляд внутрь себя. И потом уже все, что снаружи, преобразится.

Как относитесь к убеждению, что любовь живет три года?

Влад: Мы этот рубеж, к счастью, прошли. И наши отношения, вопреки этому убеждению, стали выше и крепче, чем они были. А еще у меня всегда пример перед глазами — родители, которые вместе 33 года: папа подходит к маме, обнимает ее, целует. Это круто. И доказывает, что любовь исчисляется не годами, а чем-то более значимым. И раз уж есть такое подтверждение, то стоит к нему и самому стремиться.

Многие ищут определенный визуал — девочку, как будто карандашом в мастерской нарисованную. Но внутри-то у нее — все как у всех, и тараканы, и все прочее. Искать себе идеального человека — это утопия. Надо опираться на реальные чувства и не слушать вообще никого за пределами вашей семьи и вашей связи.

Плод вашей любви — Дэвид — уже сам ходит. Каким вы видите его будущее?

Влад: Мне бы хотелось, чтобы он вырос счастливым человеком, наполненным нашей любовью. Это фундаментальная штука, которая дает очень много преимуществ в наши дни. Это то, что мы с Линой должны ему дать. Навязывать что-то — неправильная история, это не про нас. Хочется, чтобы он был осознанный, здоровый и счастливый. Но так, наверное, хочет каждый любящий родитель.

Ангелина: В любом случае мы не будем ничего ему навязывать и заставлять его делать что-то против его воли. Хочется вдохновлять своим примером. Показывать мир и спрашивать: «Хочешь попробовать?». Чтобы ребенок не боялся нового и всегда чувствовал поддержку мамы и папы.

Фото: Анна Дмитриева

Стиль: Виктория Старцева

Макияж и прически: Александра Брунова

Продюсер: Ольга Закатова

Ассистент фотографа: Иван Вахляев/@boldmoscow

Читайте также