RU
×

Архив номеров

Архив номеров

Подпишитесь на новости от HELLO.RU

© Общество с ограниченной ответственностью "Медиа Технология", 2024.

Все права защищены.

Использование материалов сайта HELLO.RU разрешается только с письменного согласия редакции и при наличии гиперссылки на https://hellomagrussia.ru/

Партнер Рамблера
Никита Павленко — о съемках с Розановой, Бессоном и исследовании профессии

Никита Павленко — о съемках с Розановой, Бессоном и исследовании профессии

Актер готовится к премьере нового сериала «Престиж», который совсем скоро будет доступен в онлайн-кинотеатре START. О работе в удовольствие, общем с Ириной Розановой хобби и привычке учиться на площадке — в разговоре с HELLO!.

Никита, расскажите о проекте: чем он вас заинтересовал? Какого героя вы играете?

Это некий детектив нуар с сатирической изюминкой, ни на что не похожий. Мне как актеру сразу показалось интересным принять участие в таком кино. В мире закрытого элитного поселка мой герой существует нелепо, он таким написан. И мне всегда интересно давать режиссеру свой вариант видения персонажа.

Ваш персонаж — участковый Васильченко — кажется немного бестолковым и растерявшимся. Вы говорили, что, готовясь к роли, специально ставили перед собой задачу испытать чувство неловкости — для чего? И что для этого делали?

Васильченко — участковый, который не реализован в своем деле. Вместо того чтобы раскрывать реальные преступления — снимает котят с деревьев… Он испытывает неловкость, чувствует себя ненужным. Я тренировал это по методике, которой меня научил еще режиссер Игорь Хомский: хочешь воспроизвести неловкость в кадре — иди в спортивном костюме в дорогой бутик и попроси примерить костюм-тройку. Я попробовал. И получилось. Было неловко.

Говоря о работе с Ириной Юрьевной Розановой, вы отмечали ее энергетику и сравнивали с цунами. Как складывались отношения на площадке?

Работа была в удовольствие и полезна с образовательной точки зрения. Я учился у нее не только актерскому мастерству, но и поведению на площадке, культуре отношения к профессии, безусловно, партнерству и даже в каком-то смысле жизни. Считаю большим профессиональным счастьем и удачей поработать с такой великой актрисой. Частицы ее таланта проникают в тебя и, неведомо как, начинают делать лучше.

Ирина Юрьевна — ваш основной партнер в этом проекте. Вы также отмечали, что она замечательный проводник в профессию. Чему вы научились рядом с ней во время работы над «Престижем»?

Не врать себе, делать свое дело, развлекая и просвещая зрителя, не бояться быть путешественником, исследователем профессии. А еще хорошо готовить еду — это оказалось нашим общим хобби. Кулинария вообще очень схожа с актерством, а приготовление блюда — с построением роли. Как у двух хозяек борщ будет разным, Гамлет у артистов тоже получится у каждого свой. Рецепт вроде один и тот же, но есть индивидуальный почерк и подход.

Вы как зритель любите детективный жанр в кино?

Не могу себя причислить к поклонникам чистых жанров, мне нравится их переплетение. Я отдаю предпочтение Хичкоку, Финчеру. Это целая палитра для восприятия, и в ней интересно работать.

Никита, вы были отчислены с курса Райкина и вы же были практически без проб утверждены Люком Бессоном в одну из его картин. Как сильно такие ситуации влияют на вашу самооценку, восприятие себя? Чувствовали ли вы желание все бросить после отчисления, были ли какие-то признаки звездной болезни после работы с Бессоном?

История с отчислением дала мне мотивацию оставаться дальше в деле — получать образование на площадке (выбора у меня не было). Так что мое образование — это скорее не высшее, а настоящее, практическое.

Работа с Бессоном не привела к какой-то звездной болезни, мне вообще чужда демонстративность. Появилась уверенность в том, что не зря я не опустил руки и не предал свое дело, ремесло. Я стал сильнее, напористее и как будто ввел в себя вакцину энтузиазма: все возможно, важно в это верить и мечтать.

Кто особенно сильно повлиял на вас как на актера и человека?

Я сам повлиял на себя. Никогда не создавал себе кумира или объект для подражания. Жизнь, тем более творческая, так интересна. И захватывает именно познанием себя истинного, ведь сыграть можно то, что знаешь, из чего состоишь, а если тратить время на кумира, то можно растерять себя. Учителя — это кинематографисты. Но я их не просил о педагогике, просто наблюдал… И в последствии это овладело мной.

Вы легко влюбляетесь? В женщин, проекты, идеи. Можете сказать, что вы увлекающийся человек?

Да, я могу сказать, что я увлекающийся человек. (Улыбается)

В какой семье вы выросли, кем они мечтали видеть вас, когда вырастете?

Именно родители сказали мне попробовать то, что я хочу. Всячески поддержали и подвели меня к тому, что не называлось бы работой, а стало бы делом жизни. Мама и папа работали всю жизнь. Но они не получали от этого удовольствия… С восьми до шести каждый день, без яркости и интереса, только с зарплатой и двумя выходными. Скучно. Так вот меня они спасли от этой скуки.

Поддерживали ваше желание стать актером?

Да. И я очень люблю свое дело. Получая очередную роль, очередной шанс разговора со зрителем, я отстаиваю свое место, свое слово и мнение, свое право на этот разговор. Актерская профессия очень конкурентная, и много тех, кто в ней «тусит», а не работает. Хотя в действительности это огромный труд, и делом мы занимаемся нелегким, хоть и веселым. Право доказывать свое место в этой профессии каждый день — вот чего я хочу.

Есть что-то, что вы прямо сейчас доказываете самому себе?

В этом смысле я ученик и последователь старой школы, меня смущает гонка первопришедших артистов за лайками, подписками и бартерами, популярностью и рейтингами в соцсетях. Мы знаем, что быть знаменитым — некрасиво. Заниматься саморекламой тоже не стоит. Должно быть весело и кайфово. В этом суть каждой профессии.

Российское кино сейчас переживает интересное время — много проектов, много новых имен. Чего не хватает индустрии, по-вашему, а что, наоборот, вас радует?

Хочется, чтобы молодые имена стремились стать профи в своей профессии и шли к этому. Но зачастую я вижу, что это не так.

 

Читайте также